Женский клуб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Женский клуб » библиотека » Раздражительность Методика преодоления


Раздражительность Методика преодоления

Сообщений 11 страница 20 из 42

11

Нахождение в «красной зоне» означает невозможность контролировать свое поведение. Наши действия при этом становятся неадекватными, а сами мы «идем вразнос». Пребывая в таком состоянии, вы не сможете принять разумное решение. Всё, что вы собираетесь сказать в тот момент, когда вас переполняет раздражение, неизбежно будет направлено не на созидание, а на разрушение.
Любые слова, сорвавшиеся с языка в гневе, — это не правда, не истина, не то, что способно укрепить ваши отношения. Обидные выкрики лишь усугубляют отчуждение: закручивается черная воронка, а раздражение множится.
Во время эмоциональных вспышек нельзя ничего предпринимать, любым действиям следует предпочесть молчание, хотя гнев иногда так и рвется из груди, а наше состояние оказывается нам неподконтрольно.
Протяженность всех этих условных психологических зон у каждого из нас различна. Поистине повезло тому, кто способен подолгу задерживаться в «желтой зоне», однако гораздо чаще у людей, склонных к гневливости, этой золотой середины вообще не существует: сначала они всё происходящее вокруг воспринимают спокойно и снисходительно, а потом неожиданно для себя и окружающих вдруг срываются на крик и оскорбления. В этом случае нужно внимательно и беспристрастно понаблюдать за динамикой своих вспышек.

Отношения с детьми, особенно маленькими, предоставляют нам прекрасную возможность для такого анализа. Все дети мечтают о любящих и ласковых родителях и ради этого готовы на многое: они легко прощают наши промахи и охотно идут нам навстречу. Супружеская связь в этом смысле намного более хрупка, не случайно именно детско- родительские отношения гораздо чаще становятся клапаном, освобождающим нас от накопившихся негативных эмоций.
Однако наша, пусть и спровоцированная чем-то, агрессия ни в коем случае не должна быть направлена против самых близких людей, и даже объективные житейские трудности не могут послужить для нас оправданием. Куда продуктивнее выместить свою досаду на боксерской груше или отправиться в ближайший парк на пробежку.
Позволю себе напомнить печально известные поговорки: «цель оправдывает средства» и «лес рубят — щепки летят». Подумайте, хотите ли вы руководствоваться такой «мудростью» в семейной жизни.
Вспышка гнева — это не только невольно вырвавшийся крик или спонтанные, необдуманные действия, но и невозможность сразу же трезво оценить их, невозможность увидеть себя со стороны. Обычно гнев затихает не позже, чем через тридцать- сорок минут. Полезно помнить об этом, если вы склонны гневаться на детей. Стоит объяснить это ребенку, поскольку мамин крик длится для него

бесконечно, ведь у детей совсем иные отношения со временем. Разумеется, разговаривать об этом можно, только пребывая в «зеленой зоне».
Вообще-то я рекомендую говорить с детьми обо всех событиях, свидетелями и участниками которых они становятся, например, объяснять, что у мамы — раздражительный характер, а уставший и проголодавшийся папа может и накричать. До самостоятельного осознания этих несложных истин ребенок дорастет не скоро — на это уйдет несколько лет. Школьнику можно сказать: «В декабре у нас будет очень много работы, так что лучше меня не трогайте!» В этом возрасте дети вполне способны понять смысл таких предупреждений.
Раздражение, выливаемое нами на окружающих, обычно перенаправляется с какого-то другого, куда менее безответного объекта. Например, в этот момент вы готовы растерзать мужа, но крик «не по адресу» бессознательно представляется вам гораздо более безопасным. Или у вас возникли серьезные проблемы на работе, но тут подвернулись разбросанные на полу игрушки, и происходит выброс гнева на ребенка.
Такие переадресации вы должны тщательно отслеживать и, корректируя свое поведение, объяснять происходящее детям. Можно проиллюстрировать свои слова каким-нибудь сказочным сюжетом или сопоставить случившееся с ситуацией, хорошо известной всем малышам, например: «Ты ведь иногда ссоришься с подружками в детском саду? Вот и мы поссорились со своими

друзьями. Прости нас, мы погорячились, а с друзьями непременно скоро помиримся!»
Гнев, который мы испытываем по отношению к детям, и гнев, испытываемый по отношению к супругу, имеют разную природу, им присуща различная тональность, хотя они и играют «в одной команде». Они подкрепляют, поддерживают друг друга и редко конкурируют между собой. Их цели и уловки могут значительно различаться, они по- разному внедряются в наше сознание.
Прямым результатом поражения гневом супружеских отношений становятся микротрещины, которые поначалу несложно заделать. Однако если не обращать на возникшую проблему должного внимания и вовремя не принять действенных мер, гнев вполне может разрушить вашу семью.
На работающего и неработающего супругов внутрисемейные и внесемейные факторы оказывают разное воздействие. Например, остающуюся дома маму обычно угнетают социальная изоляция, отсутствие привычных контактов и хозяйственная рутина, превращающая ее жизнь в бесконечный «день сурка1». Внешние факторы скорее будут испытывать на прочность работающего отца, впрочем, и на него могут негативно воздействовать скверное настроение жены и ее неряшливый внешний вид.

0

12

И все же основные причины нашей гневливости чаще всего кроются именно во внутрисемейных отношениях. Перечислим лишь некоторые из них: проблемы со здоровьем, недопонимание между родителями по существенным вопросам, финансовые разногласия, невозможность побыть вдвоем, недостаток внимания со стороны супруга, усталость и хроническое недосыпание, шум и беспорядок, вызываемые детьми, несоответствие достигнутого результата завышенным ожиданиям, «кризис среднего возраста».
Разумеется, приведенный список далеко не полон. Все мы ежедневно сталкиваемся с бесчисленным множеством таких факторов, и вопрос заключается лишь в том, всегда ли оправданна наша бурная реакция на каждый из них.
Само по себе трезвое, критичное отношение к стрессообразующим коллизиям вполне может снизить количество и интенсивность наших гневных вспышек. Так уж устроен человек, что, осмыслив и обсудив с кем-то конфликтную ситуацию, он, как правило, избавляется от гнева, перенаправляя избыток своих эмоций в иное русло. При этом следует иметь в виду: нежелание одного из супругов обсуждать семейные проблемы — это лишь видимая верхушка айсберга. Скорее всего, он не просто не хочет говорить, а избегает диалога в силу определенных причин. Не исключено, что в семье, в которой он вырос, любые дискуссии неизбежно заканчивались криками и руганью. Порой для того, чтобы разрушить такой

стереотип, требуются долгие годы и немалое терпение любящего партнера. Интересующимся этой проблематикой я могу порекомендовать книгу Рона Тэффеля и Роберта Израэлоффа «Родители ссорятся: что делать?», увлекательнейшее повествование Карла Витакера и Огастуса Нейпира «Семья в кризисе: опыт терапии одной семьи, преобразившей всю ее жизнь» и работу Вирджинии Сатир «Психотерапия семьи».
Как бороться со вспышками раздражения, обращенного на детей? Каких-либо общих предписаний на этот счет нет да и быть не может. Если речь идет о семи- или восьмилетнем ребенке, то рассчитывать на его полностью адекватный отклик — значит тешить себя несбыточными иллюзиями. Дошкольники за свои эмоциональные проявления отвечать вообще не могут, а следовательно, мы не вправе требовать от них этого.
Если понимать, что ребенок не может по команде стать веселым или, наоборот, сосредоточенным, если относиться к переменам его настроения как к неподвластным нам капризам погоды, то принять их окажется значительно легче. При этом взрослых, особенно уставших за день, вполне может раздражать детское упрямство и нытье, причины которого им никак не удается понять.
Когда ребенок проявляет себя неожиданным и нежелательным для родителей образом, те нередко начинают выходить из себя. В самом деле: мы читаем ему хорошие книжки, вовремя кормим его вкусной и здоровой пищей, покупаем ему добротную и

красивую одежду, регулярно возим на развивающие занятия, а повлиять на него должным образом, оказывается, не можем!
Родители пробуют воздействовать на детей, но эти попытки обычно оказываются безуспешными, в результате чего у взрослых появляется ощущение бессилия и душевной опустошенности. Виной всему — ложная установка, согласно которой хороший родитель в любой момент может направить свое чадо на путь истинный. Эта мысль была справедлива, да и то лишь отчасти, лет двести тому назад, когда обращать на детей такое внимание, которое мы уделяем им теперь, никому и в голову не приходило. Ситуация, сложившаяся в наше время, когда в семье растет всего лишь один ребенок или, дай Бог, двое детей, с прежней несопоставима. Ныне ребенок — это пуп земли, центр мироздания, возведенный на трон самим фактом своего рождения! Вокруг него, как планеты вокруг Солнца, вращаются все взрослые члены семьи. Еще бы: на него возложено столько надежд, потрачено столько сил и денег! Именно наше время породило массу новейших «сверхидей», касающихся детского воспитания, которые не прошли испытания практикой.
На самом же деле повлиять на детей оказывается возможным далеко не всегда, и гнев в данном случае задействуется нами лишь как один из наиболее доступных паллиативов2. Однако контролировать

ситуацию и пытаться благотворно воздействовать на нее все равно нужно. Желающих подробнее ознакомиться с этой темой я отсылаю к замечательной работе Росса Кэмпбелла «Как справляться с гневом ребенка».
На ребенка в состоянии истерики воздействовать практически невозможно, поскольку он находится в своей «красной зоне». Некоторые дети в такие минуты вообще ничего не слышат, и родителям остается лишь дожидаться, когда истерическая вспышка пройдет.
Нужно четко определять, какие факторы оказывают влияние прежде всего на вас, а какие — на ребенка. Если вы, например, спали менее семи часов или поругались с собственными родителями, — вывести вас из состояния душевного равновесия окажется значительно легче. Раздражать в этом случае будет абсолютно всё. Следует определить спусковые крючки, нажатие на которые сразу же перебрасывает вас в зону гнева.
Чувствуя, что вы готовы выйти из-под контроля, оповещайте ребенка о своих намерениях: «Если ты немедленно не прекратишь, я тебя выпорю!» Часть вашего запала неизбежно уйдет в слова, а дети после нескольких повторений ситуации начинают перенимать вашу стратегию и использовать ее во время конфликтов с братьями, сестрами и сверстниками. Впоследствии эта привычка принесет им немалую пользу.

0

13

Заслуживает внимания и метод логических последствий: «Если ты сейчас же не сделаешь то-то и то-то, то...» О нем подробно рассказывается в книге Кэтрин Кволс «Радость воспитания. Как воспитывать детей без наказания», посвященной переориентации поведения детей. Этот метод можно использовать в «зеленой зоне» или на подходе к «желтой», однако если вы прибегаете к нему, когда уже кипите, ваше «то...» скорее всего окажется несоизмеримым с проступком: «„Мультики" смотреть больше не будешь никогда!», «К бабушке в гости не поедешь!», «На день рождения к другу не пойдешь!»...
Родители, не умеющие переориентировать поведение ребенка, всякий раз ужесточают меру наказания, однако рано или поздно и «лошадиные» дозы лекарств перестают действовать. Ребенок видит пылающего гневом родителя, который пытается о чем-то с ним говорить, но дети не слышат слов во время пожара, такое даже не каждому взрослому под силу. Припомните, как вы сами реагируете на крики и брань.
Ни о каком благотворном влиянии речь в данном случае не идет: ребенок попросту перестает воспринимать поступающую информацию. Перед ним — взрослый человек, который в три раза выше его ростом и который почему-то истошно кричит. С точки зрения ребенка этот взрослый страшен и отвратителен, нам же кажется, что таким образом мы воспитываем своих детей. Но это — опасное заблуждение: ребенок в такие минуты учится

исключительно выплескиванию гнева и ничему больше. Применяя подобные методы в своей педагогической практике, мы утрачиваем моральное право сказать ребенку: «Не кричи!», — когда он ссорится с братом, сестрой или товарищем по играм.
Даже если мы сорвались, у нас остается возможность вернуться в «зеленую зону», сказав сыну или дочери: «Я не хотела так кричать на тебя. Ты ведь знаешь, в нашей семье это не принято. Прости, пожалуйста!»
Полезно рассматривать гнев в качестве чего-то нежданно нахлынувшего на нас, но вовсе нам не присущего. Охарактеризуйте свое состояние примерно так: «закипело», «сорвало крышу», «упала планка»...
Даже если для вас характерны частые эмоциональные вспышки, не следует отдаляться от детей. Испытывая чувство вины, родители порой начинают избегать их, перестают гулять и играть с ними, опасаясь, что их вновь «накроет». Дистанцирование представляется им наилучшим выходом из ситуации, но в памяти детей закрепляется прежде всего положительный опыт общения со взрослыми: не когда мама накричала, а когда пожалела и приласкала их.
Однако, несмотря на все сказанное, следует упомянуть и о том, что полностью обойтись без гнева невозможно. Праведный гнев, гнев без озлобления — сильнейшее энергетическое состояние, не лишающее нас душевного покоя, не затмевающее наш разум. Мы

стали очень нетерпеливы, привыкли к тому, что все задуманное должно осуществляться «по первому клику», на самом же деле очень многие проблемы не могут быть разрешены по мановению руки. Приходится пережидать и помнить о том, что все самое главное, самое лучшее совершается нами в нейтральное время, на холодную голову, когда мы находимся в «зеленой зоне».

http://se.uploads.ru/t/tfryb.png

Так уж устроен человек, что, осмыслив и обсудив с кем-то конфликтную ситуацию, он, как правило, избавляется от гнева, перенаправляя избыток своих эмоций в иное русло.

0

14

НАШЕ НЕДОВОЛЬСТВО
И КУЛЬТУРА ЕГО ВЫРАЖЕНИЯ

Гневные вспышки протекают по принципу неуправляемой реакции: на вас нахлынули отрицательные эмоции, и вы, нисколько не задумываясь о последствиях, щедро выплеснули их на окружающих.
Все известные способы борьбы с собственной раздражительностью в большей или меньшей степени основаны на том, что вы перестаете действовать по принципу немедленного реагирования. Прежде чем выразить нахлынувшие эмоции, вы пытаетесь отстраненно их рассмотреть. Причем речь не обязательно идет о гневе (реакции, направленной вовне), но и об обиде или о депрессивных состояниях, поражающих вас изнутри. Они выражаются не столь шумно и ярко, но тем не менее тяжелы и для испытывающего их человека, и для всей семьи в целом.
В понимании истинных причин возникновения отрицательных эмоций — залог успеха их преодоления. Хорошо, если вам к тому же удастся еще и внятно сформулировать эти причины.
Следующий шаг — попытаться хотя бы ненадолго отсрочить проявление негативных эмоций. Порой и десяти-пятнадцати секунд бывает достаточно для того, чтобы взять себя в руки.

Дальнейшее развитие событий во многом зависит от наших психологических установок. За действиями людей, привыкших к бурной и даже показной реакции на происходящее, почти всегда кроется какая-то идейная подоплека. Кто-то искренне уверен в том, что чувства, владеющие нами, непременно нужно выплеснуть, в противном случае они просто разорвут нас на части, другой полагает, что настоящая любовь не может не сопровождаться проявлением «сильных чувств», потому что так было принято в родительской семье и вообще: «бьет — значит, любит»...
Любой эмоциональный выплеск — это еще и донесение до окружающих некоторого информационного сообщения, например, ребенок опять не лег спать вовремя, домашние в очередной раз забыли протереть обеденный стол... Однако у вспыльчивых людей эмоции полностью вытесняют информационную составляющую. В результате, когда вспышка рано или поздно угасает, и все облегченно вздыхают, истинные причины, по которым человек вдруг сорвался на крик, так и остаются загадкой для окружающих. Причина вызвала излишне бурную реакцию: эмоции, как пена в бокале с теплым шампанским, переливаются через край.
Только спустя годы совместной жизни вы научитесь безошибочно распознавать истинные причины раздражения своего супруга: возможно, он голоден, или целый день проходил в новых тесных ботинках, а может быть, сорвалось заключение делового соглашения, на которое он возлагал большие

надежды... Такое понимание придет лишь со временем, а пока за густой пеной вам ничего не видно. Найдите подходящее время, чтобы поговорить обо всем этом (конечно, при условии, что вы не успели испортить этой пеной желудки друг другу). Если один человек готов делиться своими переживаниями, а другой готов их заинтересованно воспринимать — это уже неплохо.
Эмоционально окрашенная информация чаще всего не усваивается или усваивается плохо. Конечно, возможен и оправданный гнев, когда, например, ваш сын прекрасно сознает, что его «художества» заслуживают суровой отповеди, но упорно продолжает гнуть свою линию. Однако даже самая бурная реакция на происходящее не должна подменять собой последующий серьезный разговор.
Расстроившемуся человеку лучше проявлять эмоции, ни к кому конкретно не адресуясь и по возможности не прибегая к словам. Это позволит избежать включения чьих-либо защитных механизмов. Например, тихий плач вызывает, как правило, гораздо более сочувственный отклик, чем истошный крик: «Ты погубил мою жизнь!» Вы конечно же без труда можете продемонстрировать окружающим накал своих чувств, но если будете сдабривать информацию избыточными эмоциями, желаемых результатов не достигнете.
Иногда женщины предъявляют мужьям все накопившиеся за долгие годы претензии. В результате

возникает коммуникативный конфликт: всё высказано, но ничего не услышано.
Семейная жизнь не обходится без мощных эмоциональных всплесков. Вопрос состоит в том, как с этими чувствами корректно обращаться, чтобы невольно не поранить ближних, не пораниться самим и не заложить негативные традиции, ведь в поведении даже двухлетних детей выражается вся эмоциональная палитра семьи.
Часто люди впадают в гнев из наилучших побуждений. Они женятся или выходят замуж в полной уверенности, что всё у них сложится как нельзя более удачно. Столкновения с реальной действительностью порождают противоречивые чувства, которые от неумелого обращения могут разрушить и самые добрые отношения.
Умению обращаться с чувствами следует терпеливо учиться. Научились же мы поддерживать относительный порядок в доме, несмотря на бурную деятельность детей, научились готовить не менее вкусно, чем готовили наши матери, научились вписываться в бюджет и при этом вполне прилично одеваться! Точно также и разумное противодействие отрицательно заряженным и разрушительным эмоциям может стать добрым навыком. Со временем у вас должны появиться собственные наработки, приобретенные в результате каждодневной практики.
Желающим изучить эту проблему более углубленно я рекомендую прочесть книги Гэри
Чепмена «Пять языков любви» и «Оборотная сторона любви. Как правильно реагировать на гнев».

0

15

Не надо бояться собственного гнева; к нему
следует относиться отстраненно, как к объекту исследования, ведь наша цель —научиться управлять своими эмоциями.
Для начала нужно припомнить самый яркий пример раздраженного, гневного поведения, с которым вам доводилось сталкиваться в жизни. Это может быть как детское, так и совсем свежее воспоминание. Вспомните, что более всего поразило, испугало, огорчило или рассмешило вас в тот момент. Подумайте, как поступили бы вы на месте человека, позволившего себе впасть в ярость.
Можете ли вы с уверенностью утверждать, что гнев — абсолютно нехарактерное для вас чувство или он является инструментом, который вы осознанно используете в своей педагогической практике и которому время от времени разрешаете овладевать собой? Ответ на этот вопрос должен дать себе каждый из нас. Каждый должен решить: полностью ли приемлемо для него гневное поведение, приемлемо ли оно в определенных ситуациях или неприемлемо в принципе, ни при каких условиях.
В любом случае повышенная гневливость — черта характера, недопустимая для родителей. Осознание этой истины впервые наступает еще в ту пору, когда человек только мечтает о детях. Часто тогда же дается торжественное обещание: «Я приложу все силы для

того, чтобы ничего подобного в нашей семье никогда не происходило!» Это обещание до поры до времени не подвергается серьезной проверке жизнью, но в один далеко не прекрасный момент происходит нечто такое, что разбивает вдребезги все наши самые добрые намерения. Вы можете вдруг рассердиться на младенца, который никак не дает вам выспаться, или на не в меру резвого, вездесущего и непослушного трехлетку, или на первоклассника, которому не дается решение элементарных арифметических задач...
Что и говорить, жизнь ежедневно будет услужливо предоставлять вам все новые поводы для гнева! Впервые испытав его по отношению к собственному ребенку, вы неизбежно разочаруетесь в себе, вас будет тяготить чувство вины за свою несдержанность. Вслед за этим родители, пусть и на время, как правило, резко меняют стиль воспитания детей: на смену разумной требовательности приходят некритичное попустительство и вседозволенность.
Количество конфликтов, разгорающихся при ребенке, должно быть сведено к минимуму. Если дети оказались невольными свидетелями родительской ссоры, необходимо рассказать им о причинах такого поведения, объяснить, почему кто-то сердится, а кто- то плачет. Ребенок должен убедиться в том, что случившееся — не катастрофа и не конец света, понять, что такое в жизни порой случается, но непременно проходит.
Ошибаясь, не нужно раскисать. Перелистайте эту страницу и смело устремляйтесь вперед: вовремя

исправленные ошибки лежат в основе человеческого опыта. Если вы сожалеете о своей несдержанности, об этом следует сказать ребенку, например: «Мы с папой не хотели ссориться, но в семьях такое, к сожалению, бывает. Впредь мы постараемся обращаться друг с другом бережнее». При этом вы не роняете авторитет в глазах сына или дочери, но декларируете свое право на ошибку, что не разрушает психику ребенка. Наоборот, готовность взрослых учиться на своих оплошностях и корректировать собственное поведение предоставляет детям прекрасную возможность понять: многое можно исправить, если не ожесточаться и не зацикливаться на своем.
Как родительское раздражение воспринимается на разных этапах взросления детей? По крайней мере вплоть до шестимесячного возраста малыш радуется любому проявлению эмоций. Папа гримасничает, строит младенцу смешные рожицы, а мама сердито останавливает его, не понимая, что ребенку это жизненно необходимо. Дошкольник уже становится заложником родительской эмоциональности. Раздражение взрослых пугает ребенка, у него появляется страх за себя и за родителей, он непроизвольно вздрагивает, в некоторых случаях у него даже могут начаться судороги.
Воспоминания дошкольного детства обычно стираются из памяти. Ребенок растет, становится подростком, входит в мир и оценивает другие семьи, сравнивая их со своей. Однако непрекращающаяся гневливость может привести к возникновению

0

16

глубокой трещины в отношениях между родителями и детьми, что в дальнейшем чревато их значительным дистанцированием друг от друга.
Дошкольники, для чьих родителей характерны частые вспышки раздражения, начинают думать, что именно так и должны проявляться человеческие эмоции, что людям свойственно гневаться, что крик и шлепки столь же естественны для людей, как, например, лай для собак или рычание для тигров. Если родители сердятся и кричат, значит, так уж устроен мир...
Родительское раздражение может пугать ребенка, а может и не вызывать моментальной реакции, но приводить к возникновению реакции отсроченной. То и дело кричащая на своего сына мама вдруг делает ему замечание на детской площадке:
— Почему ты орешь?
—А я не ору, — недоуменно отвечает сын.
И действительно, а что особенного он сделал?
Если вы допускаете разговоры на повышенных тонах дома, не надейтесь на то, что ребенок не воспроизведет ваши манеры где-нибудь еще, причем, не исключено, в самый неподходящий момент и в самом неподходящем месте.
В отличие от детей младшего школьного возраста, подростки могут обсуждать поражения и победы своих родителей с друзьями или в социальных сетях, что, с одной стороны, облегчает их душевное состояние, но с другой, ведет к некоторому отстранению. Подростку, который все чаще видит

себя самодостаточной личностью, важно сформулировать собственную позицию по любому вопросу. Ему кажется, что он находится вне ситуации, «над схваткой», что он — беспристрастный наблюдатель и неподкупный арбитр, который оценивает взлеты и падения родителей. Его выводы бескомпромиссны и безапелляционны, однако, как правило, незрелы.
Подростки не воспринимают оттенков и полутонов в отношениях между людьми; вся межличностная сфера, по их представлению, жестко делится на «белое» и «черное». В этом возрасте наши дети чрезвычайно эмоционально ранимы, несмотря на кажущуюся неуязвимость. Взрослеющий ребенок может отстраниться от вас и сделаться недоступным.
Одно из негативных последствий родительского гнева — повышение порога эмоциональной восприимчивости. Типичное родительское сетование: «Он (она) не слышит, пока не закричишь! На сказанное ровным тоном вообще не обращает внимания!» Однако ничего удивительного в этом нет: как человек, без необходимости прибегающий к антибиотикам, рискует оказаться беззащитным перед лицом реально возникшей опасности, так и ребенок, привыкший к крику, перестает реагировать на обычные родительские эмоции. Теперь его можно стимулировать лишь высоковольтными разрядами. Отныне срабатывают только самые сильные, самые радикальные средства.

Часто необдуманные, обидные и несправедливые слова, сорвавшиеся с языка в гневе, воспринимаются подростками как долго хранившаяся в тайне истина, вдруг вырвавшаяся на свет. Например, мать часто и охотно хвалит дочь, фиксируя внимание на ее лучших качествах, но однажды вдруг кричит: «Ты — безмозглая, несчастная уродка и была такой всегда, с самого рождения!» Так непроизвольный, случайный выплеск негативных эмоций перечеркивает многолетние плоды ответственного воспитания. Отныне как бы мать ни пыталась загладить свою вину, дочь видит себя не «прекрасной принцессой», не «золотой маминой девочкой», а «безмозглой, несчастной уродкой». Это —огромная беда, это — душевная боль и катастрофа, ведь слово не воробей, вылетит — не поймаешь!

0

17

***

Решив бороться со своей гипертрофированной раздражительностью, определите и перечислите как те ситуации, в которых вы никак не можете обойтись без гнева, так и те, при возникновении которых вы хотели бы сохранить спокойствие. Нужно знать, в каких случаях вы не желаете, а в каких и не можете «отключить» свой гнев.
Для начала отметьте три главные причины, по которым акцентированное проявление раздражения неприемлемо для вашей семьи, например:

1) раздражительность — проявление эмоциональной неряшливости, а неряшливость я не люблю;
2) гневливость вредна для здоровья;
3) скандалы и крики негативно сказываются на наших супружеских отношениях и отдаляют нас от детей.
Понаблюдайте за вспышками эмоций, которые по силе не соответствуют вызвавшим их поводам, ведь нередко предлоги бывают ничтожными, а вспышки — ярчайшими, и это — пища для серьезных размышлений. Отстранитесь от собственного раздражения, сделайте шаг в сторону. Постарайтесь осознать: вы и ваш гнев —вовсе не одно и то же! Раздражительность, время от времени охватывающая вас, отнюдь не является определяющей чертой вашей личности, нисколько не характеризует ее.
Для некоторых людей понимание того, что свою раздражительность они получили по наследству, заставляет решительно ей воспротивиться. Они не хотят воспроизводить недостатки своих родителей или воспитателей, не хотят копировать поведенческие модели, с которыми не согласны. Им претит использование силовых методов, а гнев и раздражение относятся именно к такому арсеналу, просто в ход в данном случае идет сила не физическая, а эмоциональная. Им совершенно не хочется, чтобы невыдержанность приводила к нервным расстройствам и горьким слезам, чтобы ярость провоцировала ответную взрывную реакцию.

Гневаясь, вы вполне можете «выпасть» из взрослого состояния, в эмоциональном плане вновь и вновь превращаясь в ребенка. Постарайтесь честно ответить себе на следующие вопросы:
~ как вы думаете, сколько вам лет, когда вы раздражены, каков ваш эмоциональный возраст в такие моменты?
~ не начинаете ли вы относиться к вашим детям, как к ровесникам?
~ не напоминают ли ваши крики ссору в детском саду или в пионерском лагере?
~ раздражаясь, продолжаете ли вы вести себя ответственно или ваше раздражение — просто неконтролируемая истерика, ослепляющая вас настолько, что вы перестаете адекватно воспринимать окружающих?
~ какие именно мысли приходят вам в голову, когда вы думаете о собственном раздражении? Беспокоит ли оно вас, стыдитесь ли вы его или просто стараетесь о нем не думать?
~ как вы относитесь к гневу, охватывающему порой вашего супруга или детей?
До тех пор, пока раздражение воспринимается вами как terra incognita (Terra incognita (лат.) — неизвестная земля), как «черный ящик» или уравнение с множеством неизвестных, работать с ним не получится. От него следует отстраниться, внимательно рассмотреть его, изучить и понять.
http://se.uploads.ru/t/Wh2tq.png

В понимании истинных причин возникновения отрицательных эмоций — залог успеха их преодоления.

0

18

ЖИЗНЬ В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ

Хотелось бы поговорить о том, как влияет на нашу эмоциональную природу жизнь в мегаполисах, подчиненная современным городским ритмам.
Мы чаще утрачиваем контроль над собой, когда устаем или спешим куда-то. Только флегматики, испытывая усталость и перегрузку, как правило, не впадают в гнев, а, наоборот, затормаживаются, становясь еще более медлительными. Это в полной мере касается и взрослых, и детей.
Существуют и такие счастливчики, на которых спешка и усталость вообще никак не влияют. Речь идет о людях весьма стрессоустойчивых и очень выносливых, о тех, кто прошел хорошую школу в родительских семьях.
Согласно многочисленным исследованиям, проведенным за последнее время, нервная система у жителей мегаполисов расшатана в гораздо большей степени, чем у тех, кто по-прежнему живет в маленьких городках и деревнях. Это явление обусловлено множеством негативных факторов. Перечислю лишь некоторые из них:
- запредельная плотность населения и связанные с нею постоянные вторжения в нашу «личную зону»;
- спешка и немотивированная агрессия окружающих;

- значительные расстояния, преодолеваемые по нескольку раз на дню;
-переизбыток зрительных впечатлений;
- засилье машин и, как следствие, нездоровая, удушливая атмосфера;
- недопустимый уровень шума;
- повышенный электромагнитный фон;
- яркое ночное освещение улиц, назойливая светодинамическая реклама, мешающая уснуть.
Несмотря на всё сказанное, хочется упомянуть и о преимуществах большого города:
- облегчение поиска подходящей работы;
- насыщенная культурная жизнь;
- возможность дать детям достойное образование; - широкий круг общения;
- качественная медицина.
Впрочем, и эти благоприятные факторы тоже
вполне могут оказаться стрессорами, хотя это и не для всех очевидно. Я глубоко убеждена в том, что городская жизнь, насыщенная яркими событиями и впечатлениями и подчиненная навязанным нам ритмам, делает нас гораздо более раздражительными.
За последние двести и даже триста лет психоэмоциональные возможности человека нисколько не расширились, в то время как жизнь изменилась радикально. Задумаемся, сколько незнакомых лиц ежедневно видел русский крестьянин в XVIII или XIX веке. Да ни одного! Вокруг —только свои: соседи и их дети и внуки. С незнакомцами наши предки сталкивались лишь раз в году — на осенней

уездной ярмарке. Выбор развлечений тоже был небогат: зимние вечерние посиделки, гуляния в рождественские святки да кулачный бой на масленицу. Чтение оказывалось доступным лишь редким грамотеям. Теперь же многие из нас по два часа в день проводят в переполненном, душном метро, добираясь до работы, а потом возвращаясь домой. Люди устали, они раздражены, и каждый озабочен своим: один вчера поругался с женой и теперь снова прокручивает в уме неприятный разговор, подбирая все новые и новые аргументы, другой в очередной раз не выспался и мучается от головной боли, третий предвкушает тяжелое объяснение с начальством. Кто- то нечаянно, но больно толкнул вас локтем под ребро, кому-то, наоборот, вы наступили на ногу...
Негативная энергетика разлита в воздухе и обрушивается на нас со всех сторон, ее-то мы и приносим в свои семьи. Но и оказавшись наконец дома, что мы делаем едва ли не прежде всего? Включаем телевизор и начинаем напряженно следить за перипетиями криминальных или мелодраматических сюжетов, вновь погружаясь в мир чужих, на этот раз уже выдуманных страстей и невзгод, как будто нам своих не хватало!
Необходимость успевать всегда и всюду становится причиной многочисленных стрессов. Родители начинают жить по расписанию курьерского поезда, принуждая к этому и детей. Стремясь сделать всё и сразу, мы не даем ни себе, ни детям возможности побыть с самими собой, на время отрешиться от суеты и просто поиграть или попить в свое удовольствие чаю, почитать книжку.

0

19

Означает ли это, что следует ограничить занятия, на которые вы водите ребенка? Ответ зависит от того, чего вы хотите достичь и какую цену готовы заплатить за это. Конечно, при желании в салат можно положить всё что угодно, вот только окажется ли он съедобным?
Характерными особенностями современной городской жизни стали перепланирование, перестимуляция и перегрузка. У нас постоянно возникает ощущение, что мы ничего не успеваем доделать до конца: не догладили, не доварили, не дочитали, не додумали... Ответом на душевный дискомфорт становится гнев.
Наши нервные волокна покрыты миелиновыми оболочками, играющими роль изоляторов. По миелинизированному волокну нервный импульс протекает быстрее, и человеческие реакции ускоряются. Быстрота реакции ребенка обусловлена тем, насколько завершен процесс миелинизации, продолжающийся, как правило, до двенадцатилетнего возраста. Родителям же часто кажется, что ребенок специально, «назло» делает все гораздо медленнее, чем может. На самом деле дети просто не вписываются в ритмы, задаваемые родителями, и не способны к длительной концентрации в силу своих нейрофизиологических особенностей: процесс миелинизации не завершен, а лобные доли не созрели. Такое состояние можно сравнить с малой производительностью компьютера из-за недостаточной оперативной памяти.
Впрочем, не стоит сбрасывать со счетов и игровой аспект детского поведения. Например, ребенок одевается так медленно, что вы теряете терпение, а происходит это из-за того, что он превратил нудный процесс одевания в занимательную игру. Правое полушарие мозга, связанное с фантазией и интуицией, работает у нас гораздо хуже, чем у детей. Способности к творческой импровизации отступили у взрослых на задний план, позволив нам перерабатывать огромные объемы информации, ребенок же осваивает мир преимущественно через игру. Мы имеем дело с существами совершенно другого вида: дошкольники воспринимают мир иначе, нежели мы, и действуют по-иному. И это прекрасно, ведь богатая детская фантазия — это предпосылка будущего интеллекта.
Кроме того, детям не присуще четкое восприятие времени, их «внутренний таймер» не включен по крайней мере до семи лет. Ребенок не ориентируется во времени и поэтому спешить не может. Взрослый понимает, что означает фраза: «На сборы у нас осталось только пять минут!»; ребенок же воспринимает услышанное примерно так: «„Пять минут!" — это когда мама выходит из себя».
Дети любят гулять, но терпеть не могут одеваться, потому что переодевание — это процесс перехода от одного действия к другому. Они любят и поиграть, и вкусно покушать, но оторваться от игры и

отправиться в ванную, чтобы вымыть руки перед едой, оказывается для них делом непростым. Дети нуждаются в полноценном отдыхе, но попробуй вовремя уложить их в постель! Преодоление «трудностей перехода» — это отдельное искусство, которым всем нам надлежит овладеть.
Родительский гнев как следствие детской медлительности возникает потому, что мы осознаем возможные последствия наших опозданий, дети же об этом не задумываются. Конечно, мы понимаем, что по-другому быть не может, но подспудно нам все-таки очень хочется, чтобы ребенок разделил с нами груз ответственности. Однако дети не знают, что такое «срочная работа» родителей, они не в силах понять, что значит: «Все сроки вышли!» и «Начальник убьет!», — и ожидать этого от них бессмысленно.
Для того чтобы свести конфликты такого рода к минимуму, нужно сделать наш опыт более доступным для детского восприятия. Попытайтесь в игровой или сказочной форме донести до ребенка, почему именно теперь вам приходится заниматься работой вместо того, чтобы играть с ним.
Обычно к Новому году, к Рождеству, к Пасхе или к каким-то другим знаменательным дням люди стремятся переделать давно накопившиеся дела: привести дом в порядок, перестирать белье, наготовить праздничные угощения, выбрать и купить подарки для родственников и друзей, написать и отправить множество открыток... Почему-то мы всякий раз думаем, что за неделю, оставшуюся до

праздников, успеем справиться со всем тем, на что не хватило сил и времени в течение целого года. При этом список планируемых дел, который помог бы соотнести наши намерения со здравым смыслом, не составляется. Его подменяет так называемый «список Золушки», пункты которого множатся. Но всякий раз, ставя перед собой заведомо невыполнимые цели, мы неизбежно подталкиваем себя к нервному истощению, которое наступает незаметно, затрагивая и взрослых, и детей.
Особенно утомляют нас тщетные попытки параллельно заниматься несколькими делами сразу.
Следствием
невозможности
отдохнуть
раздражительность. Нам не удается определить момент, когда гнев только подкрадывается к нам, мы упускаем драгоценное время и вот уже возмущенно кричим на близких и яростно топаем ногами.
неумелого планирования и по-настоящему расслабиться и становится повышенная
Еще одна проблема последних десятилетий — значительное имущественное расслоение общества, из-за которого многие дружеские связи ослабели или даже прервались. К тому же молодые папы и мамы нередко выпадают из привычного круга общения по вполне естественным причинам: просто их жизнь радикально изменилась. Как скоро появится полноценная замена прежним привязанностям, во многом — вопрос везения. Для кого-то такой отдушиной становится приходская община, для кого- то — родительский клуб, для кого-то —

одновременно родившие соседки по двору, но в целом круг общения, как правило, значительно сужается. К сожалению, в нашей стране сфера досуга и развлечений ориентирована скорее на подростков, нежели на людей семейных.

Неоценимую помощь в борьбе с нервным истощением могла бы оказать поддерживающая и доброжелательная родственная среда, однако все меньше современных бабушек и дедушек готовы самозабвенно посвятить остаток своих дней помощи в воспитании внуков. И дело не в том, что они жаждут ходить на службу, «пока ноги носят», просто сама жизнь и экономическая ситуация в стране настойчиво подталкивают их к этому.

Городская жизнь, насыщенная яркими событиями и впечатлениями и подчиненная навязанным нам ритмам, делает нас гораздо более раздражительными

0

20

ВНЕШНЯЯ АГРЕССИЯ
И ГНЕВ В СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Агрессия, ежедневно обрушивающаяся на ребенка извне, зачастую зашкаливает, причем ее уровень во многом обуславливается отношением социума к детям вообще. Если в общественном месте начинает плакать малыш, недовольство обычно бывает направлено на его маму, а вот если закапризничает ребенок постарше — то уже на него самого. Водораздел проходит примерно между четырьмя и пятью годами. Именно жесткая социальная реакция заставляет родителей гневаться чаще и действовать резче, чем им хотелось бы.
Дети — очень гибкие существа. Как только родители начинают меняться, они быстро подстраиваются к происходящим переменам. Разумеется, немалую роль играет и врожденный темперамент ребенка, который любая мать легко может определить хотя бы по тому, как младенец плачет, с какой интонацией требует внимания к себе. Чем более он требователен, тем выше вероятность возникновения в дальнейшем вспышек гнева, если этот фактор не будет скомпенсирован грамотным воспитанием.

Рассмотрим специфику гнева в супружеских отношениях. К прямым проявлениям гневливости можно отнести повышение голоса, изменение интонации, раздражение, иронию, сарказм и прямые, неприкрытые оскорбления. Вы не чувствуете себя в силах решить проблему быстро и конструктивно и задействуете гнев в качестве тяжелой артиллерии.
Крик на детей или их игнорирование, желание лишить их чего-то значимого и желанного — косвенные, опосредованные выражения гнева. При этом особенно часто попадает тому ребенку, который более других похож на мужа. Вы сердитесь на супруга, а шлепаете детей или принимаетесь отбивать мясо столь яростно, что ошметки летят по всей кухне. Муж сердится на жену, но в досаде пинает некстати подвернувшуюся ни в чем не повинную кошку... Раздражение переадресуется и уходит внутрь, нанося человеческой душе серьезный ущерб. Такая форма реагирования на раздражители скорее характерна для людей с выраженной интровертивной4 компонентой, то есть для флегматиков и меланхоликов. Косвенные
формы проявления гнева нужно знать, потому что, даже не выражаясь напрямую, они могут исподволь разрушать семейные отношения.

Интровёртный (от лат. «intro» — внутрь и «verto» — поворачиваю, обращаю)— обращенный внутрь. Психологическая характеристика самоуглубленной личности, направленной на мир собственных мыслей и переживаний. При этом такие люди часто отличаются оригинальностью мышления, хорошими аналитическими способностями и добросовестностью в работе. Понятие введено швейцарским психологом Карлом Густавом Юнгом (1875-1961).

0


Вы здесь » Женский клуб » библиотека » Раздражительность Методика преодоления